Подборка материалов по РАО из электронных СМИ

Интернет-издатели, библиотекари и википедисты направили в комитеты Госдумы открытое письмо

Руководитель отдела юридической компании рассказывает о нюансах авторского права

Дума занялась «коллективным управлением авторскими правами»

Государство хочет, чтобы РАО отчиталось перед ним за каждую копейку

Открытое письмо Государственной думе

Интернет-издатели, библиотекари и википедисты предлагают сделать доступным культурное наследие России

С нового года, как и с понедельника, принято начинать новую жизнь. Несколько интернет-издателей, библиотекарей, авторов и администраторов русской «Википедии», юристов и журналистов решили, что хороший способ начать новую жизнь — расширить действующее российское законодательство так, чтобы вернуть нам всем культурное наследие советской эпохи, сделать возможным свободное распространение культурных ценностей, создать условия для цивилизованной работы цифровых библиотек. И они написали письмо в профильные комитеты Государственной думы. Письмо открыто для подписания. Присоединяйтесь!

В Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи Государственной Думы

Копии: Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, Комитет по культуре Государственной Думы, Комитет по образованию Государственной Думы, Комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы

Считаем необходимым обратить Ваше внимание на непреодолимые сложности, связанные со спецификой российского законодательства в области авторских прав, которые способны поставить крест на попытках модернизации и существенно ограничить потенциал развития общества в условиях перехода к информационной экономике.

В частности, на опыте многих членов нашей ассоциации, других организаций и физических лиц, которые присоединяются к нашей просьбе изменить ситуацию, мы убедились, что существующее законодательство создаёт помехи всем: от Министерства культуры и Администрации президента России до библиотек и новых медиа.

Чтобы проиллюстрировать это, в качестве дополнения присоединяем письмо пресс-секретаря Президента Российской Федерации Натальи Тимаковой по поводу «Википедии», в котором она сетует на то, что в российском законодательстве не предусмотрен правовой режим свободной лицензии, аналогичной Сreative Сommons. Эта форма правовой лицензии является одним из наиболее популярных в мире (её используют уже в 52 странах) способов защиты прав авторов на свободное распространение их произведений в культурной сфере и средствах массовых коммуникаций. На лицензии Creative Commons основаны современные коллективные и интеллектуальные ресурсы, созданные на русском языке, например «Википедия», Jamendo, «Частный корреспондент» и многие другие. Введение в оборот свободной лицензии такого типа не требует изменений, но лишь дополнения ряда статей 4-й части Гражданского кодекса Российской Федерации.

Мы и все, кто поддерживает наше обращение, вынуждены признать, что в области современных технологий наше право закрепляет отжившие подходы индустриальной эпохи, уже во многом расширенные другими странами, что даёт им фору в развитии информационной индустрии. Мы могли бы проиллюстрировать это высказывание набором целей и задач президента РФ, премьер-министра РФ, программой партии «Единая Россия», заявляющих заинтересованность России в путях модернизации. Очевидно, что речь должна идти не об ограничении существующего законодательства в сфере авторского права и интеллектуальной собственности, напротив, о его расширении, которое могло бы учесть реалии современного информационного общества и облегчить доступ граждан Российской Федерации к российскому культурному наследию в цифровой форме.

В защите своего авторского права заинтересованы далеко не все авторы. Есть те, кому важнее не деньги, а общественное признание. Однако предоставить право любому желающему на свободное использование произведения на законных основаниях не так-то просто: сложившееся в России авторское право не только не помогает автору, но иногда даже препятствует этому вполне благородному порыву.

Помимо вопросов, связанных с внедрением прогрессивных режимов охраны авторских прав, есть целый массив серьёзнейших проблем по возвращению в культурный оборот всех произведений, созданных в советский период.

Мы предлагаем:

1. Ввести в юридический оборот и закрепить свободные лицензии на передачу имущественных прав (аналогичные Сreative Сommons), то есть безотзывные лицензии на передачу прав на распространение и/или переработку, перевод и т. д. произведений, которые позволили бы авторам передавать эти права неограниченному кругу лиц. В связи с этим мы поддерживаем сформулированное в «Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации», одобренной Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ от 7 октября 2009 г., предложение «предусмотреть дополнительные возможности распоряжения правами на такие объекты, в частности разработать механизм выдачи правообладателем разрешений на свободное использование конкретных результатов интеллектуальной деятельности в указанных им пределах».

2. Организовать справедливый и последовательный выкуп прав на все произведения на русском языке, входящие в курс средней школы, которые были созданы в советский период и права на которые до настоящего момента не перешли в общественное достояние, поскольку для этого есть все основания (по законам СССР действовали иные нормы охраны авторских прав).

3. Рассмотреть возможность выкупа и последующей передачи в общественное достояние других произведений литературы и кинематографа, созданных в советский период с государственной поддержкой. Сейчас складывается парадоксальная ситуация, при которой, например, многие произведения мирового искусства, даже созданные в 1940—1950-е годы, оказываются легально доступны, в то время как классика советского кино начиная с конца 1930-х годов: фильмы Довженко, Протазанова, Эйзенштейна, Донского, Ромма, Пырьева, Калатозова, Козинцева и многих других, давно уже ставшие частью нашего общего культурного наследия, — до сих пор доступны исключительно на коммерческой основе.

4. По аналогии с законодательством в сфере интеллектуальной собственности в других странах необходимо ввести положение, обязывающее авторов произведений, созданных с участием средств федерального, региональных, краевых и местных бюджетов, публиковать результаты работы под лицензией на свободное распространение или передавать в общественное достояние все права, кроме неимущественных (право на авторство и др.). Ситуация, при которой произведение, созданное за государственный счёт, оказывается вне доступа для граждан России, недопустима, поскольку являет собой вопиющий пример разбазаривания общественного достояния.

Тезис Элвина Тоффлера о том, что политические и экономические учения, ориентированные на управление процессами распределения ограниченных ресурсов, индустриальной эпохи не могут соответствовать эпохе неограниченного оборота знаний в постиндустриальное время, похоже, стал одним из важнейших, который тем не менее нуждается в пояснениях.

5. Мы также призываем Вас обратить внимание на совокупность проблем, связанных с фактическим запретом свободного использования фотографий произведений архитектуры и изобразительного искусства, которые постоянно находятся в местах, открытых для свободного посещения, тем самым ограничивая даже «удалённый» доступ подавляющего большинства граждан страны к российскому культурному наследию. Текущий закон, например, фактически запрещает свободно использовать фотографии зданий и памятников в общественных местах без получения согласия и выплаты вознаграждения их архитекторам и скульпторам.

Ст. 1276 Гражданского кодекса РФ хотя и разрешает свободно фотографировать здания и памятники в общественных местах, но при этом оговариваются случаи запрета, когда такое изображение является «основным объектом» фотографии, запрещается также использование этих фото в коммерческих целях. Например, нельзя отдельно сфотографировать — даже в некоммерческих целях — памятник Петру I в Москве, нельзя поместить на законных основаниях в коммерческий журнал панорамную фотографию города, где этот памятник частично попадает в кадр, — без заключения договора с его автором и архитекторами остальных домов на фото и выплаты им авторского вознаграждения.

6. Библиотеки России в соответствии с существующим законодательством теряют не только свою роль, но и существенные функции, поскольку лишены права создавать цифровые копии произведения без заключения прямых договоров с правообладателями и, более того, права предоставлять доступ гражданам к этим копиям. Это делает библиотеки не только дорогостоящими, поскольку они вынуждены иметь дело исключительно с приходящими в негодность бумажными книгами, но и неэффективными в плане обеспечения доступа граждан к культурному наследию.

В то время, когда отдельные корпорации (например, сервис Google Books) и некоммерческие фонды (например, Internet Archive или Hathi Foundation) предоставляют бесплатный доступ к десяткам миллионов книг, фактическая неспособность наших библиотек осуществлять такую же деятельность сравнима с прекращением их работы и чётко показывает траекторию утраты Россией её культурного достояния, перспектив и возможности для инновационного развития.

«Организовать» инновации невозможно, можно только создать условия для того, чтобы у умных людей было время и возможность заниматься этим, а также быть в курсе последних достижений мировой науки и цивилизации и больше общаться. Для этого, между прочим, именно государству нужно решить нетривиальные задачи оживления системы вузов, внедрения грантовых программ, эндаументов и развития общедоступных электронных библиотек…

Нужды модернизации страны требуют расширения законодательной базы в этой сфере. Перед библиотеками должна быть поставлена задача по планомерной оцифровке книжных фондов с использованием собственных ресурсов, коммерческих и некоммерческих организаций. Необходима и государственная поддержка такой работы, аналогичная той, которую предпринимают европейские государства для цифрового сохранения своего культурного наследия. Учитывая дублирование фондов библиотек разного уровня, эта деятельность должна эффективно координироваться, например, национальными библиотеками.

Такая деятельность, однако, будет недостаточной без предоставления гражданам доступа к оцифрованным книгам на законных основаниях. Решение этого вопроса вполне возможно за счёт дополнения 4-й части Гражданского кодекса РФ положениями, регулирующими право библиотек предоставлять читателям цифровые копии произведений, охраняемые авторским правом, без получения отдельной лицензии от авторов на безвозмездной основе, точно так же, как и сейчас библиотеки имеют право предоставлять своим читателям бумажные книги.

Кроме того, необходимо рассмотреть целесообразность введения возмездного доступа к цифровым копиям произведений библиотеками при условии общественного и государственного контроля за размерами такого возмещения, как это предусмотрено, к примеру, в законодательствах некоторых стран — членов ВОИС.

Причины, по которым возникла «пиратская» библиотека на 28 тысяч научных книг и смогла набрать такой объём, понятны: повсеместное распространение компьютерной техники при приходящей в убожество книжной индустрии в части издания книг для учёных. Плюс к этому запустение библиотек. О масштабах этого упадка свидетельствует количество «членов колхоза», безымянных энтузиастов и тружеников сканера, без которых библиотека не смогла бы набрать такое огромное количество книг. С точки зрения авторского права всё это форменное безобразие и повод хоть и для бесперспективного (поди найди всех этих исполнителей), но уголовного расследования. С точки зрения учёного, такая библиотека — едва ли не единственный выход, когда нет под рукой старого доброго справочника, например. С любой точки зрения — свидетельство полного провала политики laissez faire и непродуманности копирайтного законодательства в одной конкретной нише одной конкретной отрасли. Попробуйте отыскать пособие Зельдовича по высшей математике для начинающих физиков и техников, или первый том «Введения в алгебру» Леонарда Эйлера (издание 1802 года), или отличную популярную «Физику» Купера.

7. Возможно, и с этой целью, но, главное, с целью регулирования размера сборов аккредитованными организациями по коллективному управлению правами, а также для установления порядка и ставок справедливого возмещения по произведениям, охраняемым авторским правом, тех авторов, поиск которых затруднён или невозможен, необходимо создать при национальных библиотеках России и при участии представителей творческой общественности, государства и отраслевых ассоциаций издателей Совет по авторскому праву, аналогичный Copyright Royalty Board при Библиотеке Конгресса США.

Работа такой институции позволила бы не только избежать того произвола, который в настоящее время творится в сфере коллективного управления правами на музыкальные произведения, но и позволила бы вернуть в современный культурный оборот книги, фильмы и музыкальные произведения, легальное распространение которых невозможно, поскольку получить авторскую лицензию просто не у кого.

8. И наконец, пора провести последовательную декриминализацию всей сферы действия авторского права по аналогии с теми мерами, которые предпринимаются в этом отношении к сфере налогового регулирования.

***

Не секрет, что сейчас в Администрации президента, в Государственной Думе и аппарате правительства обсуждаются радикальные проекты ускорения модернизации и перехода к информационной экономике в нашей стране. В частности, среди обсуждаемых проектов фигурирует и аналогичный инициативам США и Тайваня проект обеспечения доступа к электронным книгам и учебникам и соответствующими устройствами для чтения электронных книг учащихся средней школы в качестве замены учебных пособий. Хотя в стране около 16 млн школьников, реализация такого проекта хотя бы в рамках старшей школы сразу перевела бы Россию в новую лигу мирового информационного общества.

Однако без решения проблем совершенствования и расширения законодательства в сфере авторских прав и интеллектуальной собственности подобные инициативы не могут быть реализованы, поскольку даже электронные библиотеки не имеют права создавать копии произведений, а знакомство с классикой русской и мировой литературы упирается в недоступность дорогих бумажных текстов. Однако даже самые передовые устройства, которые технологически способны совместить чтение текстов с просмотром видео, совершенно бесполезны в условиях, когда ни у кого нет прав легально загрузить в них необходимые произведения. Это также ставит под угрозу амбициозные планы и образовательные проекты, связанные с введением в культурный оборот и перевод в общественное достояние огромного массива культурного наследия России, ставит под сомнение будущее всех российских библиотек, приводит к доминированию в сфере культуры тех стран, где найден баланс между интересами правообладателей и нуждами общества.

Реализация предлагаемых инициатив требует огромной политической воли, но без решения этих проблем Россия, будучи отрезанной от собственного культурного наследия, не может стать настоящим обществом знания.

Мы надеемся на то, что вы найдёте возможным учесть наши предложения, что станет лучшим подарком всем, кто говорит по-русски, в новом году. К нашему письму уже присоединились:

И.И. Засурский, президент Ассоциации интернет-издателей,

А.И. Вислый, генеральный директор Российской государственной библиотеки,

В.В. Медейко, директор «Викимедиа РУ»,

С.А. Козловский, учредитель «Викимедиа РУ», администратор «Википедии»,

М.А. Якушев, эксперт в области интернет-права,

В.В. Харитонов, директор Ассоциации интернет-издателей, и другие.

Письмо открыто для подписания всеми, кто заинтересован в реальной модернизации нашей страны. Присоединяйтесь!

Оставить свою подпись под письмом можно на сайте Ассоциации интернет-издателей, или направив электронное письмо по адресу join@webpublishers.ru.

70 лет ещё не срок

15.03.2010

Юлия Бурмистрова/ЧАСКОР

10 марта исполнилось 70 лет со дня смерти Михаила Булгакова. Но это не означает, что его произведения автоматически стали общественным достоянием. Руководитель отдела авторского права юридической компании «Усков и Партнёры» Михаил Родионов рассказал «Часкору» о нюансах авторского права и поделился мнением по поводу национализации советского кино.

— После 10 марта начались активные разговоры о том, что произведения Михаила Булгакова переходят в общественное достояние. Так ли это?

— Истечение срока правовой охраны и переход произведения в общественное достояние нужно исчислять не просто исходя из биографических данных, а исходя из обстоятельств истории создания и обнародования каждого произведения. В достаточно большом количестве случаев действующий закон — часть 4 ГК РФ — предусматривает пролонгированный срок охраны авторства.

Булгаков умер в 1940 году. Раньше у нас действовал закон о 50-летнем сроке охраны авторства. И существует переходное положение, если ранее установленный 50-летний срок истёк к 1 января 1993 года, то 70-летний срок не применяется. Исходя из этого положения, общий срок охраны авторского права Булгакова истёк почти 20 лет назад.

Авторы нового законопроекта «Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера» на деле хотят не ограничить оборот соответствующей продукции, а, напротив, легализовать, централизовать и защитить его от свободного копирования. Такая активизация законотворческой деятельности говорит о том, что депутаты, похоже, всерьёз намерены раскрыть тему порнографии с эротикой, и декабрьский законопроект имеет все шансы быть принятым в разумные сроки.

В защиту порнографии

Однако, например, роман «Мастер и Маргарита» был опубликован в 1966—1967 годах. В отношении этого произведения действует положение статьи 1281 пункт 3 ГК РФ, в соответствии с которой при обнародовании произведения после смерти автора срок правовой охраны исчисляется с 1 января года, следующего за годом опубликования произведения.

Нужно энциклопедически точно устанавливать, когда было опубликовано каждое произведение, и отсюда исчислять срок охраны авторских прав. Всё, что было опубликовано при жизни Булгакова, например «Дни Турбиных», уже давно общественное достояние. То, что было опубликовано после смерти — в зависимости от даты публикации.

Кроме того, сроки действия авторского права исчисляются не с календарной даты смерти или публикации, а с 1 января года следующего за годом смерти автора или обнародования произведения.

— Какие ещё особенности существуют?

— Например, соавторство. Исчисления срока действия авторского права в этом случае осуществляется исходя из даты кончины пережившего соавтора, то есть того из соавторов, кто прожил дольше всех. Один из знаменитых случаев соавторства — Ильф и Петров. Ильф умер в 1937 году, а Петров погиб в 1942 году. У тех авторов, кто воевал и работал в годы войны, срок авторского права продлевается на четыре года. Таким образом, действие авторского права на «Двенадцать стульев» не истекло по состоянию на 1 января 1993 года и будет охраняться как минимум до 2017 года.

Авторское право репрессированных авторов охраняется, начиная с года реабилитации.

70-летний срок — только самое общее правило охраны авторского права. Но в значительном числе случаев срок действия авторского права на практике может быть пролонгирован.

По конституции нет ценности выше, чем права и свободы человека и гражданина. И мы всегда должны исходить из презумпции действия авторских прав. Если мы говорим об авторе, который является нашим ближайшим современником, то, скорее всего, авторское право действует.

Хорошо, что у книг есть выходные данные. А ведь есть ещё колоссальное количество мультфильмов. Есть дореволюционные фильмы, созданные в Российской империи, но их авторы умерли в эмиграции в 60—70 годы. По отношению к ним советские декреты и первые законодательные акты в области авторского права не действуют. Вот и получается, что фильм вроде немой, старый и все о нём забыли, а он вполне себе охраняемый объект авторского права.

— Кстати, о кино. Вы наверняка слышали об инициативе перевода произведений, созданных в советский период при поддержке государства, в общественное достояние по аналогии с американским Copyright Royalty Board. Как вы к этому относитесь?

— Здесь к вопросу нужно подходить, по возможности не отдаваясь во власть эмоций. Существует действующее постановление правительства РФ № 524, подписанное премьером Сергеем Кириенко ещё в 1998 году. Им установлены минимальные ставки отчислений кинематографистам при использовании фильмов, созданных до 1992 года, то есть на советских киностудиях. Права на аудиовизуальные произведения, созданные в советские годы, осуществляются правопреемниками этих студий. Был «Мосфильм» — стал киноконцерн «Мосфильм», был «Ленфильм» — стало акционерное общество «Ленфильм» и так далее.

Когда студия-правообладатель продаёт созданный до 1992 года фильм телеканалам или выпускает его на диске, она должна выплачивать соответствующие отчисления авторам — режиссёру, сценаристу, оператору, художнику. С другой стороны, судьба прав на многие фильмы не ясна. Они неоднократно продавались и перепродавались, в результате чего непонятно, кто и от каких доходов должен начислять советским кинематографистам причитающиеся им по постановлению 1998 года отчисления.

Я знаю, что Киностудия им. Горького имела практику выплаты отчислений авторам советских лент. Поэтому, когда мы упоминаем Татьяну Лиознову и её «Семнадцать мгновений весны», который не сходит с экранов телевидения, то можно с уверенностью говорить о том, что она как режиссёр-постановщик имеет право на авторские отчисления из доходов от использования этого фильма. Возможно, это копеечные отчисления. Но

Американская Федеральная торговая комиссия не только требует, чтобы блогеры уведомляли своих читателей о том, что они получили деньги за тот или иной рекламный пост, но и предлагает ввести штраф за скрытую рекламу: 11 тыс. долларов. Учитывая тот факт, что зачастую блогерам (в особенности тем, кто не состоит в списке наиболее популярных авторов) платят не наличкой, а самим товаром (к примеру, за положительный пост о ноутбуке дарят сам лэптоп), штраф выглядит более чем внушительно. Что интересно, о сотрудничестве с теми или иными брендами обяжут рассказывать в том числе и знаменитостей, которые дефилируют на публике в одежде одних и тех же марок.

Расплата за плату

Если речь идёт о постоянно транслируемых фильмах и если постановление правительства 1998 года правообладателями исполняется, то речь может идти о значительной прибавке к пенсиям ветеранов нашего кино. Хотя пенсии многих старых мастеров зачастую не соответствуют их вкладу в искусство.

Никита Сергеевич Михалков, как и остальные авторы, творившие в советский период, должен получать отчисления за свои фильмы. И меня удивляет, что человек, находящийся внутри процесса, председатель Союза кинематографистов, имея возможность привлечь внимание к этому, так мало об этом говорит.

Что же касается национализации. Да, есть мировой прецедент в лице США. Все авторские работы, которые оплачивает правительство США, автоматически становятся общественным достоянием. В этом есть своя справедливость. Государство тратит деньги налогоплательщиков и создаёт не только социальные блага, но и культурный продукт, который должен принадлежать всем.

Есть широко известные результаты работы американского правительства во время Великой депрессии, когда привлекались художники и фотографы, отражавшие жизнь страны в те годы. Были созданы прекрасные фотографии, впоследствии вошедшие в золотой фонд. Они являются собственностью народа.

Но это другая правовая система как таковая. У нас нет такого прецедента, чтобы при живом авторе его произведения переводились в общественное достояние только на том основании, что они делались за государственный счёт. Другой вопрос: справедливо это или нет, но действующее законодательство этого не предусматривает.

Мне лично кажется, что вместо переписывания законов гораздо более действенным было бы надлежащее исполнение существующих. Если кинематографисты должны по постановлению правительства получать отчисления от использования советских фильмов, то они должны их получать. Но отменять авторское право на советское кино и говорить о том, что это ничьё, общественное, не совсем правильно. У нас это будет воспринято как анархия. Фильм же создаётся многими людьми. Да, нынешние их версии кто-то реставрировал, чистил звук, оцифровывал.

Нужно обеспечить авторов фильма пусть скромным, но вознаграждением. А это можно сделать, только если фильмы кому-то принадлежат. И если нормативный акт не работает, нужно, чтобы он заработал, пусть и в судебном порядке.

— Тем не менее авторы советского кино оказываются в более незащищённом положении, чем авторы современного кино. Им либо забывают перечислить деньги, либо это сущие копейки, а основной поток денег идёт не причастным людям.

— Я намеренно не касаюсь сейчас позиции конкретных деятелей. Но считаю, что Никита Сергеевич Михалков как председатель СК должен взяться и поставить вопрос, чтобы при каждом публичном использовании соответствующих произведений авторы советских фильмов не забывались нынешними правообладателями. В постановлении 1998 года указаны конкретные проценты авторских отчислений (см. приложение).

Когда наступил кризис 1998 года, никто не следил за тем, чтобы авторам выплачивали вознаграждения. Если бы кто-то хотел урегулировать, если бы была инициатива творческого союза, то закон было бы не так просто обойти.

Мы прекрасно понимаем, что авторы год от года не молодеют. Возможно, они и знают, что им причитается, но нет ни сил, ни средств на разбирательства.

***

Приложение к постановлению правительства РФ

от 29 мая 1998 года № 524

Минимальные ставки вознаграждения авторам кинематографических произведений, производство (съёмка) которых осуществлено до 3 августа 1992 года, за использование этих произведений путём передачи в эфир и по кабелю, воспроизведения (тиражирования) на всех видах материальных носителей и распространения (продажи, сдачи в прокат), а также путём их публичного показа

Вид произведения Минимальная ставка вознаграждения от дохода, полученного правообладателем кинематографического произведения за каждый вид использования (в процентах)
1. Художественный фильм:
автор сценария 5,5
режиссёр-постановщик 5,5
автор музыкального произведения, специально созданного для этого фильма 3,5
главный оператор 3,5
художник-постановщик (главный художник) 2,5
авторы других произведений, вошедших составной частью в фильм 0,5  
2. Музыкальный фильм:  
автор сценария 5,5  
режиссёр-постановщик 5,5  
автор музыкального произведения, специально созданного для этого фильма 4,5  
главный оператор 3,5  
художник-постановщик (главный художник) 2,5  
авторы других произведений, вошедших составной частью в фильм 1  
3. Мультипликационный фильм:  
автор сценария 4  
режиссёр-постановщик 7  
автор музыкального произведения, специально созданного для этого фильма 1,5  
оператор фильма 3  
художник-постановщик 4  
авторы других произведений, вошедших составной частью в фильм 0,5  
4. Документальный или научно-популярный фильм:  
автор сценария 5,5  
режиссёр 7  
оператор 5  
автор музыкального произведения, специально созданного для этого фильма 1  
авторы других произведений, вошедших составной частью в фильм 0,5  

Обвиняется РАО

Дума наконец-то занялась «коллективным управлением авторскими правами»

31.03.2010

История с обращением Российского авторского общества в прокуратуру по поводу бесплатного концерта хора ветеранов Великой Отечественной войны всколыхнула российские СМИ и добралась до Государственной думы.

8 апреля 2010 года комитет по культуре собрался рассмотреть ситуацию, сложившуюся в России в сфере так называемого коллективного управления авторскими правами. Однако ситуация эта будет и дальше оставаться нелепой, если законодатели ограничатся только тем, что ветераны получат право петь песни бесплатно.

Поют ведь не только ветераны. Тем более инициативных мытарей в лице РАО, Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС) и новоявленного Российского союза правообладателей, коллективно управляющих правами ничего не подозревающих об этом авторов, интересует не только публичное пение, но ещё и ретрансляция музыкальных произведений, музыкальный фон в ресторанах и отелях и даже сборы за музыку, которую авторы кинофильмов включают в свои произведения. Чтобы депутаты Думы не забыли, что проблема с коллективным управлением правами вовсе не ограничивается одним, хоть и абсолютно вопиющим случаем в Самаре, «Частный корреспондент» подготовил подборку выступлений участников заседания экспертной рабочей группы по интеллектуальным правам Государственной думы, состоявшегося 17 марта 2009 года.

Самарский хор ветеранов спел песни о войне и оказался должен. За публичное исполнение песен «Лён мой, лён», «От героев былых времён» и «Смуглянка» Российское авторское общество (РАО) выставило счёт. Ветераны и авторы песен в недоумении. Будут ли ветераны платить, теперь рассмотрят в Госдуме.

Музыка в законе

Сергей Иванович Пирожков (зам. директора «Центра кино «Победа», Белгород): Давно складывается конфликтная ситуация между большим количеством кинотеатров на территории России, осуществляющих показ отечественных и зарубежных кинофильмов, и РАО.

Суть указанного конфликта заключается в попытках РАО, к сожалению, небезуспешных, собирать с кинотеатров авторское вознаграждение за музыкальное сопровождение к кинофильмам в размере трёх процентов от валового сбора, получаемого кинотеатрами от продажи билетов на каждый кинофильм. Размеры отчислений при этом рассчитываются на основании постановления правительства РФ № 218 от 21 марта 1994 года, которое, являясь подзаконным актом, утратило силу вместе с законом РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года с 1 января 2008 года в связи с введением в действие четвёртой части Гражданского кодекса РФ. Для справки, кассовые сборы за 2008 год по России составили свыше 800 млн долларов США. В 2009 году эти сборы несколько упали — 706 млн долларов США. То есть сумму, на которую претендует РАО, легко посчитать: это 24 млн и 21 млн соответственно.

(Тут следует пояснить, что положение о сборах за публичное исполнение музыки содержалось в старом законе об авторском праве и гарантировало получение композиторами вознаграждения за публичное исполнение их произведений во время концертов. Парадокс ситуации со сбором денег «для композиторов» сегодня в том, что при современном кинопроизводстве композитор уже получает вознаграждение как автор музыки, продавая её продюсеру. Надо ли уточнять, что демонстрация фильма в кинотеатре по умолчанию осуществляется публично?)

РАО, не принимая участие в расходах предприятия, при любых финансовых результатах — отрицательных, положительных — претендует на получение не только всей чистой прибыли предприятия, но и загоняет предприятие в убытки. Во что в денежном эквиваленте выльется для ООО «Центр кино «Победа» внебюджетная поддержка РАО за год? 1 млн 787 тысяч — это чистая прибыль после выплаты налогов. Предполагаемая плата РАО — 1 млн 821 тысяча. Итого: убыток 38 тысяч по финансовым результатам года. При обороте 60 млн примерно…

Задекларированной целью РАО является материальная помощь российским авторам. Обратимся к цифрам. 78% выручки от проката в нашем предприятии — это прокат голливудских фильмов. Соответственно, как утверждает РАО, они, получив свои 30% комиссионных, что прописано в их документах, перечисляют деньги своим американским коллегам, которые, взяв опять же свои комиссионные, по утверждению РАО, перечисляют их американским композиторам… Однако в Америке, подвинутой на соблюдении всяких авторских прав и имеющей мощнейшие юридические инструменты для отслеживания малейших нарушений в области права авторского, кинотеатры вообще не платят никаких отчислений никому.

Итак, с одной стороны, кинотеатры, являющиеся, по сути, этакой «дойной коровой». С другой стороны, непрозрачная, общественная организация РАО, которая с каждым годом обретает всё большую силу. Получает аккредитацию и формальное, как они считают, право на экспроприацию денег посредством Гражданского кодекса, не неся абсолютно никаких затрат. Осуществляет фактически функцию сбора налога с вала… По-моему, назрела острая необходимость парламентского расследования деятельности РАО, правовой базы их существования, соответствия их методов и целей работы тем целям, которые они декларируют.

Речь должна идти не об ограничении существующего законодательства в сфере авторского права и интеллектуальной собственности, напротив, о его расширении, которое могло бы учесть реалии современного информационного общества и облегчить доступ граждан Российской Федерации к российскому культурному наследию в цифровой форме.

Открытое письмо Государственной думе

Саинов Г.Е. (президент Межрегионального союза кинотеатров): Я представляю большую сеть кинотеатров в Сибирском федеральном округе.

Тут уже звучало, что нет городов, в которых нет книжных магазинов. Есть города, в которых нет кинотеатров. И у нас есть города, до 40 тысяч населения, где наши партнёры и мы открывали кинотеатры. Скажу больше, есть города, в которых мы уже закрывали кинотеатры, потому что мы не выдерживали такого финансового бремени. Например, город Горно-Алтайск. Там наша компания открыла двухзальный кинотеатр. В результате финансового давления, которое нам сейчас продемонстрировали представители из Белгорода, мы закрыли кинотеатр, он не работал три месяца, мы нарвались на такие демонстрации, что в результате нам пришлось открыть убыточный однозальный кинотеатр, второй зал был закрыт. Такая тенденция у нас и в других городах. Мы закрыли двухзальный кинотеатр в Кемерово и готовы сейчас закрыть кинотеатр в городе Искитим, 40 тысяч населения. Я считаю, что здесь довольно наглядно была показана финансовая история работы кинотеатров, рано или поздно это всё закроется, я вам честное слово даю. Из-за РАО в том числе.

Онищук А.В. (президент ассоциации РАТЭК, Москва): Не первый год в Российской Федерации импортёры обязаны выплачивать с импорта пишущей, записывающей техники или носителей чистых, а также производителей определённые деньги авторским организациям или организациям, которые уполномочены авторами, исполнителями… Не споря с самим правом творческих работников на компенсацию, хотелось бы всё-таки порассуждать немного о механизмах ведения этого сбора, да и о самом сборе… Сбор носит компенсационный характер. То есть он должен компенсировать авторам недополученные средства. На протяжении многих лет ряд организаций претендуют на этот сбор и очень активно и в прессе, и в правительстве, но за все годы нам, потенциальным плательщикам, не ответили. Сколько авторы недополучают от частного копирования? Это принципиально важный вопрос. Где исследования? Повторю, не путать это с пиратством, это не пиратство: у меня есть легально приобретённое произведение, я делаю его копию…

Итак, первое, величина сбора — непонятно, на основании чего правительство будет устанавливать тот или иной процент от электроники и пустых болванок-носителей. Сбор, он будет от чего? Процент от таможенной стоимости либо фиксированная сумма от каждого проданного гаджета? Почему с дорогого ноутбука он должен получать одну сумму, а с дешёвого другую? Может быть, логичнее ввести количественный сбор? То есть с каждого проданного — рубль, десять, миллион рублей, не знаю, это уже должны определить не мы. Ещё один принципиальный вопрос, который до сих пор не решён, какая техника участвует в копировании? Участвует мобильный телефон в копировании легальных произведений или нет? Через компьютер. Значит и мобильный, и компьютер. А электрический кабель участвует? Конечно. А провода участвуют? Да. Розетка участвует? Конечно. РАО «ЕЭС» — плательщик. 100 процентов. Все участвуют. Более того, я думаю, что и домостроительные комбинаты, потому что они размещают розетки, и эти розетки участвуют в копировании. Так мы можем зайти далеко. Мне кажется, нужно найти тот конечный продукт, без которого нельзя копировать. В конце концов, сам компьютер может быть носителем. Значит сам компьютер должен облагаться этим сбором. Поэтому здесь очень много вопросов, больше, чем ответов. В Европе, в разных странах по-разному всё предусмотрено. Где-то это фиксированная сумма с каждого, где-то это процент, где-то это только болванки, а где-то это много всяких товаров. Но я бы не стал оглядываться на европейский опыт. В Европе есть и ошибки. А в России ситуация нехорошая, у нас рынок электроники упал в прошлом году примерно на 45%. Безусловно, всё это приведёт к росту цен, безусловно, всё это приведёт к увеличению конкурентного неравенства, потому что найдутся организации, которые смогут договориться и вообще не будут платить или будут платить меньше. Значит легальные игроки рынка будут платить, остальные платить не будут… Готовимся к повышению цен.

Андрейкина М.С. (доцент кафедры менеджмента сценических искусств РАТИ (ГИТИС), декан режиссёрского факультета РАТИ, кандидат экономических наук, Москва): В силу монополии РАО и лакун законодательства, РАО заполняет эти лакуны самостоятельно. Соответственно у пользователей нет никакой возможности влиять на этот процесс. Самое главное, о чём говорят и филармонии, и особенно театры, это отсутствие какой бы то ни было ответственности РАО при выстраивании этих отношений. РАО диктует свои условия, за какой срок подать запрос по отечественному автору, по зарубежному автору; сейчас я говорю про театр по «большим правам». И добросовестный пользователь театра, даже если он абсолютно точно выполняет всю эту процедуру, у него нет абсолютно никакой гарантии, никаких рычагов, чтобы быть уверенным в получении разрешения на премьеру или хотя бы к какой-то момент… Если чего-то нет, РАО само придумывает. Например, ставки при бесплатном входе. РАО считает, что это право автора — делать подарок. Вот играет театр в больнице, в детском доме, играет бесплатно. Но артисты же у вас получают зарплату, или какой-то гонорар они получают, значит, во-первых, есть какие-то деньги. Во-вторых, в любом случае это право автора. С точки зрения закона трудно им возражать, это правда. Но что касается вознаграждения, то здесь опять же РАО устанавливает это самостоятельно, исходя из площади, количества мест и так далее. А за концерт, в котором используются охраняемые и неохраняемые произведения, берётся полная ставка. Например, одна филармония (они занимаются разного рода деятельностью, в том числе и постановкой спектаклей), получила на основании прямой лицензии от автора разрешение на постановку. После премьеры РАО обращается в прокуратуру с попыткой завести уголовное дело. Филармония предоставляет все доказательства, решение в её пользу, но на выяснение всех этих обстоятельств ушло пять месяцев, в течение которых спектакль по требованию РАО был отменён, работа театрального коллектива остановлена, с трудом привлечённые артисты уволились, спектакль закрылся. Кто возместит убытки, кто возместит ущёрб, нанесённый зрителю?

Что происходит? Почему Российское авторское общество (РАО), Всероссийская организация интеллектуальной собственности и новоявленный Российский союз правообладателей во главе с Н.С. Михалковым, миссия которых защищать авторские права во благо авторов и общества, ограждают людей от произведений искусства настолько, что значительно проще обратиться к массовой западной культуре, чем к своей собственной?

Мохнатый шмель

Орлова М.В. (юрист НП «Федерации рестораторов и отельеров», Москва):

Российское авторское общество собирает деньги. Но где отчёты, как они распределяют? Согласно сведениям статистического характера? Покажите мне хоть одни сведения статистического характера по ресторанному бизнесу, по гостиничному бизнесу. Таких сведений нет; мы с вами понимаем, что это верхушка айсберга. Статья предусматривает право автора на компенсацию или на двукратный ущерб. Мы с вами берём предприятие питания. Каков будет размер ущерба от прозвучавшей на предприятии питания одной песни? Это порядка, навскидку, 10 копеек. При этом Российским авторским обществом установлен внутренним документом размер компенсации за неправомерное использование в 50 тысяч рублей. И это применяется следующим образом: предприятию питания не всегда предлагается изначально (у нас разные предприятия питания), заключить лицензионный договор на удобных, понятных ему условиях. Идёт сплошное устрашение, начиная с административной, гражданской ответственности и заканчивая уголовной. В Москве, во всяком случае, как Российское авторское общество говорит, уже состоялся суд и управляющий рестораном приговорён к полутора годам условно за то, что на его предприятии незаконно прозвучало 15 песен в фонограмме.

Кириченко-Чуркина А.В. (юрист НП «Бюро театральной рекламы «PR-Театр», Санкт-Петербург): Сегодня в Санкт-Петербурге ни один драматический театр не может себе позволить живой оркестр. Просто потому, что это дорого. Соответственно, встаёт вопрос о музыкальном сопровождении спектакля, который является основным продуктом деятельности театра. Театры создают фонограммы. Сейчас мы столкнулись с ситуацией, когда мы имеем права на музыку, полученную напрямую от композитора, потому что это реально бывает дешевле, нежели получить права через РАО. И складывается ситуация, когда вознаграждение за использование произведений мы авторам можем выплачивать напрямую, а вознаграждение за использование фонограммы мы обязаны выплатить через ВОИС. То есть аккредитованную организацию по смежным правам. При этом фонограмму мы делаем на бюджетные деньги. Мы заплатили и готовы производителю фонограммы (часто это сам композитор) выплачивать фонограммные права напрямую, к нам приходит ВОИС и говорит: «баста». Потому что сегодня фонограммные права, в отличие от авторских, по закону безотзывные. И получается, что у нас некий семейный интимный союз с автором, в данном случае композитором, к нам приходит некто третий и говорит: «А в процессе использования вы будете меня терпеть». Ситуация, на мой взгляд, абсолютно абсурдная.

Мы получаем также по госконтракту деньги на сопутствующую основному виду деятельность: городские праздники, районные — 1 сентября, 9 мая — всё, что касается культурного обслуживания. К вопросу о ставках РАО. Скажем, бюджет районного мероприятия 100—150 тыс. рублей; предположим, даёт Комитет по культуре Санкт-Петербурга конкретному театру, чтобы в Петроградском районе провести мероприятие… Ставки РАО установлены советом [самого] РАО на каждый год… На мой вопрос: откуда ценообразование? Мне говорят: потому что мы так хотим. Вот так получается: ставки за массовые праздники, бесплатные для слушателей и зрителей, а районный праздник бесплатен, устанавливаются по головам, 10 рублей с головы. И выходит, что мы в РАО должны заплатить с 10 тысяч народонаселения. Теперь умножьте цифры. Это мы должны включить в смету мероприятия. 150 нам дают на организацию, а вот это сверху мы должны заложить в конкурсную документацию. Мы входим в противоречие с бюджетным законодательством. Потому что обосновать эту цифру мы не можем.

Козырев А.Н. (заместитель председателя научного совета по экономическим проблемам интеллектуальной собственности РАН): В докладе Международной организации интеллектуальной собственности есть пункт: Россия должна установить правила, согласно которым организации по коллективному управлению правами могут работать только с теми правообладателями, кто им передал свои права. Никаких исключений. Причём утверждается, что Россия такие обязательства на себя приняла.

Михайленко Р.А. (учредитель Общероссийской общественной организации «Российское общество участников культурно-досуговой деятельности»): …Мы проводили совместное шоу с Михаилом Турецким. Это сложное произведение, более того, концерт проводили мы с ними совместно, и индивидуальный предприниматель Михаил Борисович Турецкий подаёт заявление в РАО, чтобы ему выдали лицензию. Концерт назначен на 8 марта 2009 года, 7 марта во второй половине дня Михаил Борисович Турецкий получает отказ официально в Москве в главном офисе РАО. Аргументация такова — «не вы же продаёте билеты, не вы в Ростове непосредственно организовываете концерт». Но организовывает шоу и использует авторские произведения коллектив Михаила Турецкого! Этот аргументации просто РАО не слышит… Турецкому не была выдана лицензия. Да, Михаил Турецкий исполнял произведения 8 Марта незаконно. РАО начало судебное преследование по факту безлицензионного использования авторских произведений Михаилом Турецким. Но не Михаилом Турецким, а ООО «Юг-Арт», которое было назначено организатором мероприятия. В числе истцов на первом месте стоял Леонид Каганов, который в заявлении РАО признаётся автором песни «Под небом голубым» в исполнении Гребенщикова, он в свою очередь сделал официальное заявление в интернете и в прессе, что он не является автором этого произведения! Никакого отношения к этому не имеет. Следующим автором был Гребенщиков; и есть масса доказательств, что Гребенщиков, к сожалению, является только исполнителем этой песни, а в свою очередь авторами этого произведения являются совершенно другие лица. Этот довод тоже на суд никакого действия не возымел. Он признал и Леонида Каганова, и Гребенщикова авторами произведений, назначил выплатить им компенсацию за безлицензионное использование…

Судом почему-то никогда не берётся во внимание, что на всех концертах, на которые мы получаем или не получаем лицензии, сотрудники РАО производят так называемое контрольное прослушивание. Что это значит? Это значит, приходит сотрудник РАО, включает либо видеокамеру, либо диктофон и в процессе всего концерта производит запись произведения, с нарушением как авторских, так и смежных прав. И никому за это ничего не было, причём многократно. РАО проводит как доказательство, фактически полученное с нарушением закона, в своих исковых заявлениях. Не надо даже доказательную базу собирать этих правонарушений — всё подшито к судебным делам.

Полностью стенограмму заседания экспертной рабочей группы по интеллектуальным правам вы можете прочесть на сайте рабочей группы.

Государство хочет, чтобы РАО отчиталось перед ним за каждую копейку

20.04.2010

Росохранкультура опубликовала основную форму отчетности ключевых сборщиков авторских вознаграждений. Теперь РАО,  ВОИС  и УПРАВИС обязаны в деталях раскрывать информацию о том, как собираются, а главное ― распределяются авторские вознаграждения. Первый отчет РАО, составленный по новым правилам, должен появиться уже летом, обещая быть интересным. Из прежней отчетности общества не было ясно, кто же в итоге получал собранные РАО деньги. Известно, впрочем, что за 2008 г. в пользу организации было перечислено свыше 2 млрд руб., четверть из которых РАО пустило на административные расходы, включая зарплату сотрудников.

Что показывали в отчетах раньше

Последний годовой отчет РАО раскрывает данные за 2008 г. и занимает 15 страниц. Два года назад агенты РАО собрали более 2 млрд руб.плюс 40% к 2007 г.  Половина из этих сборов ушла на авторские выплаты,больше 1,09 млрд руб. в то время как четверть —

Значительное место в отчете посвящено динамике роста сборов по разным направлениям и обзору проблем. Например, РАО отчитывается за недостаточные показатели сбора средств в цифровых сетях: «Все участники этого рынка уклонились от какой-либо координации своих действий и предпочитают действовать самостоятельно». Подробнее всего в документе раскрывается список иностранных получателей вознаграждений ― речь о 130 позициях, которые в 2008 г. получил от РАО свыше 180 млн руб. При этом названы только зарубежные коллеги РАО, без детализации о конечных правообладателях. Нет в отчете общества за 2008 г. и подробного списка отечественных авторов, но в отношении российских выплат по крайней мере известен объем: физлица получили более 680 млн руб., юридические ― около 89 млн руб. Еще 10,6 млн руб. переведено авторам из стран СНГ

Ни ВОИС, ни УПРАВИС годовых отчетов ранее не публиковали, поскольку обе эти организации получили госаккредитацию сравнительно недавно.

Что будет в новом отчете

По новым правилам, размещенным Росохранкультурой на сайте, отчетность аккредитованных организаций должна стать еще интересней. На РАО, ВОИС и УПРАВИС ложится обязанность раскрывать как цифры сборов, так и реестр всех участников процесса ― делающих отчисления а это телеканалы, радиостанции, кабельные телесети, театры, кинозалы, рестораны, дискотеки, организаторы концертов и пр. и тех, кто эти отчисления получает.

В отчете должны быть указаны полные сведения о филиалах и агентах: в отношении юрлиц ― это полное и сокращенное наименование организации, а также ИНН/КПП, ОГРН, ОКПО физлиц ― ФИО. Раскрывать должны и тех, кто отказался от управления аккредитованной организацией своими авторскими и смежными правами. Правообладатель вправе в любой момент полностью или частично отказаться от управления его правами, при этом аккредитованная организация должна исключить этого правообладателя в течение трех месяцев после получения уведомления И самое интересное ― отчет должен показать объем средств, не выплаченных правообладателям.

Источник: Marker.ru

http://marker.ru/news/464

Leave a Comment

Filed under РАО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *