О. Грищенко: «Уралтелесеть» переживала разные периоды

В этом году ассоциации «Уралтелесеть» исполняется 15 лет. Как за это время идейно и по составу трансформировалась организация, какие цели и задачи она ставит перед собой сейчас, с какими проблемами борется, мы узнали у главы ассоциации Олега Грищенко.
Кабельщик: Ассоциация «Уралтелесеть» существует уже 15 лет. И за это время ни разу не выходило полноценного материала о ее деятельности. Поэтому предлагаю начать с начала. А именно — зачем операторы к вам приходят, с какими надеждами, вопросами?
Олег Грищенко: Чаще всего операторы приходят с вопросом «А что вы нам дадите?»…
К.: Этот вопрос звучит с издевкой? Мол, «нууу, и что вы нам дадите»?
О. Грищенко: Был период, когда мы активно зазывали народ в нашу ассоциацию, а доведя общее количество участников до 120, поняли, что многим компаням это членство особенно и не надо, у них всё хорошо. Мы не имели с ними контакт, наши обращения оставались без внимания.
К.: Почему?
О. Грищенко: Потому что они живут своей жизнью в условно «закрытом» городе, и внешний мир на них практически не влияет. Конечно, то, что делается на федеральном уровне, до них долетает, но их это не сильно волнует. Чаше всего они живут в состоянии «меньше высовываешься — меньше о тебе вспомнят». Соответственно, бюджеты у них скромные, и тратить их на всякую ерунду (членство в «Уралтелесети» стоит 1500 рублей в месяц) они не готовы. А ассоциация для них — это ерунда.
К.: А тем самым они не ограничивают себя в развитии?
О. Грищенко: Нет, у них все хорошо, они чаще всего либо монополисты на своей территории, либо операторы, которые комфортно присутствуют в своем регионе, городе.
К.: Это вопрос менталитета руководителей этих компаний?
О. Грищенко: Это скорее вопрос состояния того пласта людей, который управляет этим рынком. Большая часть классических кабельных операторов создавалась в конце 90-х — начале 2000-х годов. И на сегодняшний день их руководители — это состоявшиеся люди, имеющие за спиной накопленный багаж знаний. У них нет больших амбиций: сеть они уже построили, базу и доход с нее получили.
К.: А новых задач у них не появилось?
О. Грищенко: Нет, потому что на текущий момент достаточно тяжело находить смежные области, а в абсолютно новые выходить вообще рискованно. Мы часто наблюдали картину, когда оператор продавался, получал чемодан денег, после чего пытался заняться каким-то другим делом, но у него ничего не получалось. Кто-то пробовал запускать заправки, кто-то — шиномонтажки, но как правило все заканчивалось тем, что человек шёл исполнительным руководителем к кому-то из операторов, либо создавал альтернативную конкурирующую компанию, т. е. делал то, что он знает и умеет.
К.: Понятно. А что с компаниями, которые все же вступили в ассоциацию и составляют ее костяк? Зачем им «Уралтелесеть»?
О. Грищенко: Вообще, в ассоциации есть разделение на членов и партнёров, есть два уровня доверия и ответственности. Порядка 15 компаний — это члены ассоциации, которые изначально входили в состав ее создателей 15 лет назад. Это тот костяк, из которого может быть избран совет ассоциации и её руководитель. Остальные компании — это партнеры, их чуть меньше 100. В свое время мы специально ввели партнерство, своего рода «лайт»-вариант членства, чтобы любой оператор имел возможность как легко войти, так и выйти из состава ассоциации, без каких-то жёстких ограничений, юридических и бюрократических сложностей. Из операторов-партнеров 50 — относительно активные, а другие используют ресурсы ассоциации либо в случае возникновения серьёзных проблем, либо в качестве информационного потока.
К.: И те и другие получают одинаковое количество услуг?
О. Грищенко: Формально — да, фактически — нет, потому что у каждого своя цель. Те операторы, которые занимают активную позицию, получают больше в силу большего количества обсуждений, контактов, в которых они участвует. Остальные получают «классический» набор информации и услуг.
К: Какова география работы ассоциации, вы ведь не только на Урале работаете?
О. Грищенко: В состав ассоциации входят операторы из 25 регионов России, по количеству операторов мы — самая большая ассоциация в России. У нас есть представители от Карелии и Архангельской области до Краснодарского края, от Хабаровска до Калининграда. Но исторический костяк — это небольшие операторы уральского региона.
К.: Ясно. Вопрос. Ассоциации «Уралтелесеть» 15 лет, и все эти 15 лет ты был её лидером, хотя было время, когда формально ее возглавлял Саша Дудоров. Но в целом, лидерство практически не менялось. Как ты думаешь, с чем связано то, что у вас ассоциация одного человека?
О. Грищенко: Мы переживали разные периоды, и когда ассоциация находилась на грани закрытия, мне приходилось брать на себя ответственность. Мне было жалко потраченных лет, ну и конечно я видел потенциал развития «Уралтелесети» и пользу, которая она могла и может принести.
Объективно, никто не готов выделять на ассоциацию время и силы, но в то же время ее деятельность нужна, поскольку очень часто мы сталкивались и сталкиваемся с ситуацией, когда неожиданно в «Уралтелесеть» прибегает человек, который всегда смотрел на ассоциацию со стороны, но сейчас ему нужна оперативная помощь, поддержка, например, для взаимодействия с властью, с государственными органами, с каналами, с конкурентами, с третьими лицами.
Последние несколько лет исполнительным директором ассоциации был Михаил Фоминых,и я благодарен ему за тот вклад, который он сделал в её развитие, но приходит время выбирать между бизнесом и руководством отраслевым объединением, и он также был вынужден отойти от рутины управления.
Обычно оператор не задумывается о необходимости подобной организации, в которую можно прийти и получить экспертное мнение по большинству кругу вопросов. Меж тем, к нам часто обращаются при смене руководства компании, когда приходит новый руководитель, ничего не понимающий в кабельном бизнесе. И мы буквально начинаем объяснять ему: «жи—ши», «ча—ща», мягкий знак, то есть рассказываем ему прописные истины, которые понятны для 99% участников рынка. А для него они в новинку, он не понимает — как ему решить тот или иной вопрос, где у него слабые места, на что следует обратить внимание.
Это только одна из тех ролей, которые играет ассоциация. Ещё один важный момент — «Уралтелесеть» всегда готова взять на себя функцию «задавателя» вопросов и предъявителя претензий в тех случаях, когда непосредственно оператору это делать опасно.
К.: А каков вообще ваш круг задач? Помимо общеизвестной истории с выбиванием оптовых скидок на каналы. 
О. Грищенко: Надо сказать, что сейчас он несколько поменялся. Если раньше на вопрос оператора «Что вы нам готовы или можете дать?» мы говорили как раз о телеканалах (за счет наших договоренностей с каналами, операторы могут покрыть 100% затрат, которые они вложили на вхождение в ассоциацию), то сейчас мы видим свою основную ценность в другом. Мы говорим, что предоставляем некоторое информационное поле и качественный круг общения. У нас есть небольшая закрытая группа — в нее входит порядка 100 человек, но она очень активная, и она закрыта от сторонних глаз. Там мы обсуждаем текущие вопросы, делимся идеями, даём рекомендации. Среди участников — яркие руководители, они делятся друг с другом советами и цена такого общения высока. Думаю, это ключевая ценность, которую формирует ассоциация.
К.: А что с конкуренцией? 
О. Грищенко: Внутри ассоциации находится много конкурирующих компаний, но мы все время стараемся обойти попытки устраивать разборки между ними, разъясняя, что это уникальная площадка именно для диалога и решения общих проблем.
К.: То есть стараетесь роль третейского судьи на себя не брать?
О. Грищенко: Да.
К.: А если вам приходится разбираться в споре оператора и телеканала, здесь вы занимаете чью-то сторону?
О. Грищенко: В таком случае мы однозначно будем отстаивать позицию оператора, мы ведь представляем и защищаем их интересы, это основная цель ассоциации
К.: Даже если оператор не прав?
О. Грищенко: Бывают случаи, когда мы можем занять нейтральную позицию и сказать: «Ребята, мы в этом не участвуем!».
К.: Кроме предоставления профессиональной площадки для обсуждения, что вам доводилось делать для операторов?
О. Грищенко: У нас есть юрист Татьяна Абрамовская, которая может дать грамотную консультацию. Периодически наши операторы пользуются ее услугами, чтобы отстоять свои права и интересы в судах. Она готовит иски, ходит в антимонопольный комитет на разбирательства…
Раньше она занималась авторским правом, представляла интересы одной из музыкальных компаний, и у неё в багаже 300 судебных процессов по пиратству. Она судилась с теми, кто нелегально распространял аудио- и видеопродукцию. Поэтому написать исковое заявление и сходить в суд для неё не составляет проблемы.
У нас уже есть выигранные дела с управляющими компаниями и ТСЖ, которые не пускали нас в свои дома, есть дела, когда ТСЖ и управляющие компании возвращали деньги операторам.
Мы работаем над тем, чтобы формировать положительную для операторов судебную практику, потому что небольшим операторам сложно иметь в штате юриста, а тем более такого, кто бы разбирался в тонкостях связного законодательства.
К.: А были ли в жизни ассоциации тупиковые пути, ошибки? 
О. Грищенко: У нас был период, когда она была на грани развала. Мы тогда набрали 30 операторов, из которых лишь 10 реально интересовались деятельностью «Уралтелесети». В тот момент мы задались вопросом — «А нужна ли вообще ассоциация?».
В последние годы мы больше уделяем внимания поиску интересных альтернативных операторов и «вываживаем» их на работу с ассоциацией. Меня радует ситуация, когда после определенной программы взаимодействия с руководителем нужного для ассоциации оператора, мы получаем заявление на вступление. Приятно осознавать, что мы усилились, увеличили экспертную ценность.
Чем больше на нашей площадке будет активных, конструктивных, грамотных руководителей (как правило, это первые лица компаний, технические руководители, топ-менеджеры, отвечающие за телеканалы, пиар, маркетинг, персонал), тем лучше.
К.: Для такой работы необходим энтузиазм?
О. Грищенко: Да, конечно.
К.: А как ты считаешь — почему многие операторы не активны? Это просто люди другие? В чем причина?
О. Грищенко: Вопрос не в том, что люди другие, вопрос в том — насколько им это необходимо. 50% членам нашей ассоциации ее наличие безразлично — ну есть и есть, далеко не все нуждаются в ней прямо здесь и сейчас. Но через год-другой может возникнуть иное состояние, значит, пока они до него не дошли.
У нас были годы, когда мы сами сидели без движения — у нас просто не было поводов для колебаний. И регуляторы и законодатели лет 5 на всех конференциях говорили одно и то же, и, по большому счёту, рынок не менялся. Это сейчас идёт прямо-таки поток изменений, притом изменений качественных, которые ощутимо влияют на жизнь и работу операторов.
К.: Хороших?
О. Грищенко: Разных. Но тут такой момент, что ты либо учишься жить и работать в новых условиях, либо живешь в непонятном состоянии.
Если есть возможность что-то оспорить, то, конечно же, надо бороться. Но зачастую надо уметь просто принять изменение рынка, трансформацию потребностей и учиться жить в новой среде. Надо чётко разделять — где надо бороться, а где нужно меняться.
К.: Но, может, стоит предвосхитить изменения правил игры в несправедливую сторону?
О. Грищенко: В составе «Уралтелесети» на сегодня насчитывается 100 операторов, из них есть такие, кто присутствует только в одном городе, а есть такие, которые представлены в 5 или в 10 городах. В этом плане, одной из ключевых ценностей ассоциации является то, что если что-то колыхнулось, например, вот здесь, у нас есть возможность понять — что это за колебание, кем оно вызвано, и есть возможность подготовиться, понаблюдать такие же колебания в других регионах. Затем мы быстро обобщаем всю информацию и даем конкретному оператору рекомендации по тому, как ему поступать в конкретном городе, ну или рекомендацию всем.
К.: Своего рода паутинка.
О. Грищенко: Да. Наша сеть позволяет совместно принимать быстрые решения по тому или иному вопросу. Допустим, кто-то получает запрос из прокуратуры или ФАС, мы оперативно выясняем — были ли аналогичные запросы в других регионах и начинаем складывать картину, после чего даём рекомендации.
То же самое происходит, например, с телеканалами, когда операторы обсуждают ситуацию между собой и понимают — это персональные претензии или массовый подход.
Если бы оператор принимал решение самостоятельно — еще непонятно, что из этого вышло, а тут у него есть подготовленный формат диалогов.
При общении с надзорными органами у нас часто возникают ситуации, когда в Москве, например, у регуляторов одна позиция по определенному вопросу, а в нашем регионе — другая. Тогда мы с помощью юристов вначале корректно формулируем вопросы, на которые должны получить ответы от местных регуляторов, а после того как получаем их, можем уже дальше адресовать вопросы на федеральный уровень.
К.: АКТР, по сути, делает то же самое.
О. Грищенко: АКТР решают более глобальные вопросы, и мы ценим наше сотрудничество и поддерживаем большинство их инициатив, но мы работаем больше адресно.
К.: Они привыкли играть по верхам. А какой у вас самый крупный и самый маленький оператор?
О. Грищенко: У самого маленького насчитывается порядка 500 абонентов. А самые крупные — это, наверное, NetByNet , «Уфанет», «Интерсвязь», «Телемир» (Липецк), Centra (Новокузнецк), «Мульти-Нет Плюс» (Красноярск), «Антенная служба» (Калинингад), «Брянские кабельные сети», «Видикон» (Рязань), «Стрела» (Хабаровск), «Ланта» (Тамбов), «Лада Медиа» (Тольятти), «Конвекс» и «Инсис» из Екатеринбурга, «Метросеть» (Сургут), «Данцер» (Нижневартовск), КЭТИС (Владимир)… Ой, не хочу никого обидеть ☺. Это солидная команда альтернативных операторов связи
К.: Но операторов федерального масштаба у вас нет?
О. Грищенко: Ну, косвенно наверно можно отнести NetByNet… Но мы не особенно стремимся к приходу «федералов», потому что у федеральных игроков свои цели, а у региональных альтернативных операторов — свои.
К.: …у федералов есть «Медиа-коммуникационный союз».
О. Грищенко: Да, мы с большим интересом наблюдаем за деятельностью МКС, в особенности, если он начнет инициировать конкретные коммерческие проекты. Хочется посмотреть, как члены этого союза, учитывая внутреннюю конкурентную борьбу и наличие самостоятельных проектов, будут их внедрять.
К.: Ты фактически ответил на мой следующий вопрос — что в ближайшее время произойдёт, какие перспективы ты видишь?
О. Грищенко: Рынок сейчас активно меняется, много как политических, так и технологических изменений, которые вынуждают операторов связи реагировать, уделять внимание оценке рисков и изучать перспективы трансформации рынка, чтобы подготовиться и не просесть.
И роль ассоциации усиливается, она становится более востребованной среди активных игроков, которые желают иметь полную картину и действовать в альянсах. И мы планируем усиливать ассоциацию более активными игроками. У нас сейчас нет гонки за количеством, сейча мы работаем над качеством.
К.: Тогда такой вопрос: сейчас совершенно четко прослеживается тенденция к монополизации рынка контента, как ты к этому относишься?
О. Грищенко: Рынок, конечно, напрягается на этот счёт, притом напрягаются все — и маленькие и большие, федеральные игроки. Просчитываются сценарии и некоторые из них могут сильно откорректировать рынок. Но при этом мы видим, что монополизация проходит на фоне экономических изменений, а у тех компаний, которые ее проводят, прослеживается четкая политика и стратегия, и ее нужно уважать.. Много обсуждается, где тот порог ценовых войн и когда колесо закрутится в другую сторону, кто найдет в себе силы повернуть его и какие рычаги будет использовать? И я надеюсь, что рынок будет сам потихонечку, естественным, а не революционным образом, трансформироваться. Мы, в свою очередь, готовы идти на диалог со всеми, ради лучшей жизни, защищая и отстаивая интересы операторов.
К.: Спасибо!
Беседовала Яна Бельская
Источник: cableman.ru

Leave a Comment

Filed under Ассоциация, Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *