Лучшая защита — перебдение

1 сентября 2012 года в России вступил в силу закон, который так много и часто обсуждают в последнее время — «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». К его введению профессиональная среда отнеслась по-разному, но равнодушных точно не оказалось.
Большинство представителей телеиндустрии сходятся во мнении, что закон — «сырой». Несмотря на то, что работали над ним три с лишним года, неясных моментов осталось много из-за расплывчатых формулировок и отсутствия комментариев по некоторым пунктам. Попробуем ответить на основные вопросы.
Будет ли оператор нести ответственность за отсутствие маркировки?
Ответ: нет. По крайней мере, это справедливо для большинства операторов. Российское законодательство гласит, что оператор занимается лишь трансляцией теле- и радиоканалов по договору с вещателем, а по закону «О защите детей от информации…» ответственность ложится не на того, кто осуществляет трансляцию, а на производителя и распространителя продукции, то есть вещателя.
И здесь ситуация становится интереснее. Российское законодательство определяет вещателя, как «российское юридическое лицо, осуществляющее формирование телеканала или радиоканала и его распространение в установленном порядке на основании лицензии на телевизионное вещание, радиовещание» (ст.2 закона «О СМИ»). Однако, согласно постановлению правительства РФ о лицензировании теле- и радиовещания (от 8 декабря 2011 г.) этот самый вещатель может делиться на две категории — в зависимости от того, по какому типу лицензии он осуществляет свою деятельность. Если он получил лицензию, присваивающую ему статус редакции, а соответственно, необходимость иметь собственный устав редакции и прочие составляющие, диктуемые законом «О СМИ», то на него ответственность за маркировку ложится по полной программе. Наличие же у вещателя лицензии на базе договора с уже существующей редакцией телеканала или радиоканала, приравнивает его по полномочиям к транслятору продукции и, соответственно, освобождает от ответственности.
Чтобы убедиться в правоте наших рассуждений, мы задали прямой вопрос в Министерство связи и массовых коммуникаций РФ — будут ли операторы связи нести ответственность за отсутствие знаков информационной продукции у телеканалов, которые они вещают. На что получили ответ: «Оператор связи не является вещателем».
Надо ли маркировать программы 0+ и 6+?
Ответ: по закону — надо, но регулятор не настаивает. Текущее законодательство предписывает маркировать контент для всех возрастов без исключения. Однако, контролирующий орган — Роскомнадзор, на днях выпустил официальные рекомендации, в которых разрешает указывать возрастную категорию не для абсолютно числа продукции. «Знак информационной продукции указывается для каждой программы, передачи, публикуемой в программах телепередач; в транслируемых программах и передачах, классифицированных как информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет» и выше — указывается в официальном сообщении РКН. При этом разъяснения на тему правил маркировки в этом же документе представлены для всех возрастных категорий.
Конечно, отрадно, что Роскомнадзор заботится о представителях отрасли и даёт им своего рода поблажки при исполнении несовершенного закона. Но как быть, если каналу укажут на несоответствие маркировки действующему ФЗ? Не факт, что апелляции к рекомендациям РКН помогут спасти ситуацию.
Как каналы исполняют новый закон?
На практике мы наблюдаем ситуацию из разряда «лучше перебдеть, чем недобдеть». Видно, что представители отрасли перестраховываются, боясь вынесения предупреждений и, не дай бог, лишения лицензии.
«По-моему, закон не исполним, так как его формулировки слишком расплывчатые (что значит — подрывает основы семьи, например?). Фактически любой канал может быть закрыт на основании мнения экспертов», — считает Александр Силин, генеральный директор компании «Аскон» и представитель каналов Eurosport.
С такой возможностью согласен и Лев Макаров, генеральный директор телеканала 2×2. В эфире телеканала «Дождь» (рекомендуем посмотреть программу целиком!) он также озвучил мнение, что новый закон может привести в недобросовестной конкурентной борьбе в отрасли. Ведь пожаловаться на неисполнение компанией закона или несоответствие её продукции указанной маркировке может практически любое лицо. И некоторые конкуренты могут воспользоваться этой ситуацией и затаскать друг друга по судам из-за разногласий в обозначении возрастной категории.
Поэтому, даже такому, казалось бы, безобидному для детей каналу, как «Успех» (входит в состав производственной компании «Нью Медиа»), приходится ограждать себя от лишней нервотрёпки. Ситуацию на канале нашему порталу прокомментировала генеральный продюсер компании «Нью-Медиа» Светлана Габуния: «Некоторые круглые столы, а не семинары действительно промаркированы. Причина — в студии собираются не только опытные спикеры, которые умеют контролировать каждое слово, но и молодые и горячие, со своеобразной лексикой. Важно понимать, что на данный момент нет официально утвержденного „запретного“ списка слов. Поэтому слова „жопа“, „ни хрена“ или „экономическая проституция“ и некоторые другие могут подпадать под запретные. До тех пор пока мы не увидим официального списка, программы будут маркироваться. Если мы поймем, что такими словами наших героев мы не нарушаем Закона, то мы снимем маркер. А пока Совет решил, что будет так. На понимание всех тонкостей и нюансов правообладателям и контролерам дано полтора месяца».
Стоит отметить, что ситуация неоднозначна не только с бранными словами, но и с продукцией, имеющей значительную историческую, художественную и иную культурную ценность для общества. Никто перечень этой продукции не предоставлял и не разъяснял — относится ли к нему только русские произведения или ещё и зарубежные. Чиновники от этих вопросов увиливают, хотя Сергей Железняк, вице-спикер Госдумы РФ и один из авторов поправок к закону «О защите детей…», вступивших в силу 28 июля 2012 года, считает, что данный пункт документа уж точно не должен вызывать вопросов. «Я считаю, что здесь достаточно простой ответ. Если вдруг по этому вопросу возникает спор, можно провести и опрос, и социологическое исследование, которое определит процентное отношение, которым и можно будет оперировать», — рассказал он в эфире «Дождя».
У Льва Макарова на это заявление тут же возник логичный вопрос — а если в рамках подобного исследования выяснится, что население считает «Симпсоны» культурным достоянием, можно ли этот мультик показывать без купюр и в любое время? На что господин Железняк ответил, что всё будет зависеть от репрезентативности группы, в которой проводился опрос.
Пока такой группы нет, каналу «2×2» приходится маркировать абсолютно весь контент. «Маркировка, присутствующая на канале: 6+, 12+, 16+ и 18+», — прокомментировал нам Лев Макаров. Также он рассказал о принципах, по которым проходит маркировка продукции и о жертвах, на которые приходится идти, чтобы оставить некоторые мультики в привычной сетке вещания. «В случаях, когда без ущерба для художественной составляющей и сути эпизода можно удалить небольшую сцену, когда это разрешено договором с правообладателем и это действие поможет понизить возрастную категорию, мы принимаем решение порезать эпизод. Уверяю вас, подобные решения были для нас крайне непростыми. В частности, в Симпсонах нам пришлось вырезать знаменитое шоу Щекотки и Царапки, где Мышь самым жестоким и изощренным образом убивает Кота. Обычно это короткий эпизод, до 30-40 секунд, который по смыслу не очень связан с общим содержанием серии (кроме одной серии, где Мардж Симпсон борется с этим сериалом). Нам, конечно, очень жаль, что приходится это делать, поскольку, по замыслу создателей Симпсонов, шоу Щекотки и Царапки создавалось как раз для того, чтобы показать ситуацию, когда дети вместе со взрослыми смотрят по ТВ такие жесткие истории, и это считается нормальным (не зря в большей части эпизодов с Щекоткой и Царапкой перед экраном находятся не только дети, но и Гомер)».
В общем, несовершенство закона на лицо. И зачем было утверждать его со всеми этими недочётами в такой спешке (а депутаты ГосДумы не раз ратовали за скорейшее принятие закона) — непонятно. Небольшую ясность в этом вопросе внёс господин Железняк: «Мы должны были, обязаны были закрыть тот правовой вакуум, который у нас существовал, при том, что этот вопрос решён во всех цивилизованных странах. Более того, сами возрастные категории примерно совпадают с теми категориями, которые есть в развитых странах, и там это не вызывает ни у производителей ни у СМИ никаких вопросов».
Конечно, там это ни у кого не вызывает вопроса, учитывая, что формулировки закона разрабатывались при участии основной массы игроков масс-медиа индустрии. У нас же, хоть и кричат на каждом шагу о вовлеченности представителей отрасли в создание данного документа, но до сих пор непонятно — что же за загадочные лица и компании принимали участие в формировании закона. Нам известно лишь о НАТе, который, по словам генерального директора ассоциации Наталии Пискуновой, был задействован в составлении поправок к закону «О защите детей от информации…». Мало того, более 80% рекомендаций НАТа в данных поправках были учтены.
В любом случае, подводить какие-то итоги по этому вопросу пока рано. Слишком мало времени прошло с момента вступления ФЗ в силу. Надо посмотреть и сравнить, как профсообществом исполняется данный закон, какие меры будет принимать Роскомнадзор в отношении организаций, не соблюдающих правила, насколько РКН будет жесток или, наоборот, снисходителен к представителям отрасли, учитывая все недочёты документа. А всю эту информацию мы сможем получить не раньше, чем через пару месяцев.
Источник : cableman.ru

Leave a Comment

Filed under Без рубрики, Операторы, Телеканалы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *